08 июня 2017

Специалистка по гендерному равенству Ирина Альховка рассказала, в каких вопросах притесняется «сильный пол», какую роль ему навязывает общество и почему даже поваром работать опасно.

ПОЧЕМУ НЕ ГОВОРЯТ О НАРУШЕНИЯХ ПРАВ МУЖЧИН?

– На мой взгляд, на то есть две причины. Первая связана с общемировой статистикой, согласно которой положение женщин по многим вопросам во многих областях жизни все еще непропорционально хуже, чем у мужчин. Поэтому в первую очередь говорят о «больных» вопросах, то есть о правах женщин и других недопредставленных групп.

Вторая причина – в противопоставлении феминизма вопросам прав мужчин. Если бы 100 лет назад не появились суфражистки и не стали говорить о правах женщин, сегодня не было бы и дискурса о правах мужчин.

Конечно, у мужчин тоже есть проблемы, которые заслуживают серьезного внимания. И на это стоит смотреть как на проблему системного характера. Дело ведь не в том, что в мире есть «бедненькие женщины» и «несчастненькие мужчины», а в том, что есть система, которую мы именуем патриархат. Эта система выстраивает отношения между людьми и распределяет власть.

Вопросы гендерного равенства – это не просто проблемы мужчин и женщин, обсуждение их социального опыта и дискриминации, но еще и вопросы распределения власти. Если смотреть через эту призму, то власть у мужчин и женщин по-разному распределена в разных сферах – отсюда и неравенство.

Есть такая поговорка: мир – это дом мужчины, а дом – это мир женщины. И в таком разделении нет никакой «естественности», но есть устаревший социальный порядок, который необходимо менять.

КАКИЕ У БЕЛОРУССКИХ МУЖЧИН ПРОБЛЕМЫ?

– Во-первых, уровень самоубийств среди мужчин в 4-5 раз выше, чем у женщин. Растет заболеваемость онкологией репродуктивных органов, все чаще выявляются случаи мужского бесплодия.

Продолжительность жизни мужчин на 11 лет меньше женской, в то время как ООН считает «нормальной» разницу в 5 лет. Почти вся смертность и травматизм на производстве – мужские. А еще особняком стоят вопросы прав в плане родительства.

Если посмотреть на белорусскую статистику, то состояние здоровья у мужчин гораздо чаще вызывает опасения. Но по результатам опросов мужчины субъективно оценивают собственное состояние выше, чем женщин.

Происходит так, что мужчины в принципе реже обращаются к врачам и проходят профилактические обследования. Следовательно, заболевания выявляются уже на поздних стадиях, когда всё уже серьезно запущено. Это говорит о том, что у мужчин нет социального навыка заботы о себе.

Давайте посмотрим на проблему домашнего насилия. Милицейская статистика говорит о том, что жертвами чаще являются женщины. Но и мужчины могут подвергаться насилию в семье.

К нам на общенациональную горячую линию чаще всего обращаются пожилые мужчины, но нет обращений от мужчин трудоспособного возраста. И это не значит, что таких нет. Думаю, им просто тяжело об этом говорить из-за сложившихся стереотипов. Насилие ведь может быть не только физическим, но и психологическим.

Бывало такое, что нам звонили мужчины, которые признавали, что они – агрессоры, и просили помочь справиться с этим. Бывали и такие случаи, когда мужчина звонил нашим консультантам и угрожал за то, что мы помогаем его жене или партнерше. Но вот чтобы мужчина позвонил и открыто заявил, что подвергается насилию со стороны женщины, – это единичные случаи за 5 лет работы линии.

КАК СТЕРЕОТИПЫ ВЛИЯЮТ НА ЖИЗНЬ МУЖЧИН?

– Когда мы говорим, что мужчина не жалуется, не плачет и должен терпеть боль, мы сами губим здоровье мужчин. Они же так и будут терпеть до инфаркта! Зачастую поэтому так и происходит, что уже в 55 лет мужчинам носят цветы на могилку.

От мужчин постоянно требуют сдержанности: они не должны проявлять эмоции, страха. Как мне кажется, это во многом объясняет высокий уровень самоубийств именно среди мужчин, особенно в самом активном возрасте, от 35 до 50 лет. Это последствия гендерных предубеждений и отсутствия психологической культуры.

citydog2

Женщины гораздо чаще обращаются к психологам, а мужчине это уже почему-то зазорно. Жаловаться же не положено. Он же сам должен справиться, да? В то же время мужская агрессия приветствуется, и мы видим, что большинство людей в местах лишения свободы – мужчины.

Поощрение мужского рискованного сексуального поведения дает нам высокую статистику ВИЧ-позитивных мужчин. Мужская бравада и склонность рисковать (нырнуть в незнакомый водоем, пройтись по карнизу 10-этажного дома, чтобы впечатлить девушку, погонять на мотоцикле) также заканчивается высоким уровнем инвалидности среди мужчин. Как прекрасно сказал один американский социолог, «если мальчики не плачут слезами, то некоторые из них будут плакать пулями».

На мужчин вешают гигантскую ответственность: «Ты что, ты же мужик! А ну, возьми себя в руки!» Это дает мужчинам посыл: если ты с чем-то не справился – ты неудачник, если попросил помощи – значит слабый, если заплакал – ты как баба. И как под таким давлением жить без стресса?

Есть запреты на определенные виды работ для женщин – они не могут работать на вредных производствах. А мужчинам можно. Но ведь у мужчин в организме нет какого-то особого механизма защиты, например, от серной кислоты. То есть женщин мы защищаем, а мужчин – нет.

И после этого мы хотим, чтобы женщины рожали здоровых детей. А как, если партнер работает в таких тяжелых условиях? Рожают же детей от мужчин: нужна сперма хорошего качества. Сотнями тысяч мужчины работают в шахтах, на химических предприятиях, тяжелых и вредных производствах. Рискуют здоровьем даже повара, которые работают в постоянном контакте с включенными плитами, что приводит к проблемам из-за воздействия высоких температур на мужские репродуктивные органы.

Со временем многие мужские привилегии контроля, власти, силы и принятия решений превращаются в непомерный груз, который обходится слишком дорого не только для мужчин, но и для всей страны.

ПОЧЕМУ СО ВСЕМ ЭТИМ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЮТ?

– Большинство вопросов о правах мужчин в Беларуси лежат в плоскости правоприменения или косвенной дискриминации. К прямым законодательным ограничениям прав мужчин относятся установленная разница в пенсионном возрасте, военная обязанность и применение смертной казни.

Но в то же время в законодательстве прописано и равное право опеки обоих родителей, однако правоприменительная практика другая. По закону у обоих родителей есть возможность брать отпуск по уходу за ребенком. Практика же складывается таким образом, что мужчины в «декрете» – скорее редкое исключение, чем правило. Ежегодно отпуск по уходу за ребенком оформляет 1%, мужчин, или порядка 2700, но в эту статистику входят и дедушки.

Закон создают и выполняют люди. Люди, которые могут быть невыспавшимися, расстроенными, раздраженными и предвзятыми. Поэтому судьи при вынесении решения о праве опеки над детьми нередко считают, что ребенку мама нужна больше, чем папа. Многие ведь думают, что папа не сможет ухаживать за ребенком: памперс сам не поменяет, не накормит, не оденет, в школу не отправит и вообще «что с него толку».

Фактически общество дает мужчине такой посыл: «А зачем тебе дети?» Мы отправляем мужчину строить карьеру, зарабатывать деньги, защищать семью и страну, но не воспитывать, тем самым игнорируя другие важные мужские роли. Это как раз и показывает, как традиционные представления о ролях мужчин и женщин незаметно, но верно проникают в нашу повседневную жизнь начиная с детского сада.

КАКИЕ СТЕРЕОТИПЫ МЕШАЮТ СОВРЕМЕННЫМ МУЖЧИНАМ?

– Стереотипы – это как раз и есть та социальная привычка, воспитанная патриархатом. Это тот самый социальный сценарий, который общество диктует и навязывает мужчинам.

Когда мужчина вырастает и социализируется, у него уже есть четкий набор установок, по которым он и окружающие оценивают его мужественность и состоятельность: «не служил – не мужик» или «не откосил – дурак», «зарабатываешь мало – неудачник», «избили – слабак», «слушаешь женщину – подкаблучник». Недавно услышала такое суждение: «вегетарианцы – это не настоящие мужчины, мужику нужно мясо».

Общество требует от женщин и мужчин социальных ролей, завязанных на биологии: женщина – рожай и будь матерью, мужчина – будь сильным, зарабатывай деньги, производи потомство. Мужчина назначен в семье главным добытчиком – то есть он «должен» обеспечивать внешнюю защиту: ходить на работу, а если этого мало – ходить на три или четыре работы.

Поэтому от мужчины постоянно требуют стойкости: он не должен жаловаться, не может заболеть, должен все молча терпеть и выносить, иметь ответы на все вопросы. Мужчина несет ответственность абсолютно за все, что происходит с финансовым благополучием. А еще в традиционных представлениях он должен успеть спасти мир и быть суперменом или «крепким орешком».

Это все – гендерный мусор, который мешает как мужчинам, так и женщинам самореализоваться в полной мере. Не каждая женщина, имеющая матку, станет матерью, не каждый физически сильный мужчина будет таскать тяжести. Наша личность и жизнь не определяются только способностью воспроизводить себе подобных. Наши тела имеют мужские и женские гормоны.

Мужчинам просто необходимо уметь выражать не только эмоции гнева и агрессии, но говорить «я тебя люблю, ты мне нужна». А женщинам просто необходимы условно мужские навыки напористости и отстаивания своих интересов, а не «женская мудрость», которая приводит к самопожертвованию.

Традиционные социальные сценарии не позволяют многим людям быть теми, кем они хотят быть. Хочешь быть родителем? Будь им. Не хочешь? И не нужно! Сегодня нужно иметь мужество, чтобы строить свою жизнь по индивидуальному сценарию. А на уровне социальных институтов нам необходимы эффективные механизмы защиты от гендерной дискриминации, программы по обучению специалистов и специализированные услуги.

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ТАКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ?

– Это, скорее, вопрос культурный и идеологический. В разных культурах к мужчинам и женщинам относятся по- разному, их наделяют разными ролями. Именно поэтому это воспринимается нами так естественно – потому что так «всегда было».
Культура часто «обслуживает» идеологию того или иного времени и общества. Сегодня в Минске больше всего социальной рекламы, направленной на мальчиков как на спортсменов или будущих военных (кадеты, ДОСААФ). Но, глядя на советские плакаты 50-х годов, мы видим мальчика, который пришивает пуговицу или помогает накрывать маме на стол. Это еще один аргумент, что социальные роли меняются согласно общественным ожиданиям.

Современное традиционное представление о роли мужчины тесно связано с развитием капитализма и процессами урбанизации. Середина 19-го века – это время индустриализации, которая заставила людей радикально поменять традиционный уклад жизни. Мужчины массово мигрировали в города за работой, перевозя семьи. Когда земля перестала кормить, мужчине потребовалось новое «поле» для того, чтобы обеспечивать семью, – этими полями стали производства.

Мужчины стали постепенно делать карьеру, а женщины все еще продолжали заниматься детьми и следить за домом. Потому что доступа к образованию и вообще в публичное пространство не было. Модель власти сельскохозяйственной семьи перераспределилась: тот, кто зарабатывал деньги, командовал парадом.

ПОЧЕМУ СТЕРЕОТИПЫ ВСЕ ЕЩЕ АКТУАЛЬНЫ?

– Дело в системе воспитания и общей культуре социализации. Родители начинают готовить своих детей к тем ролям, которые считают правильными, хотя эти представления часто основаны на стереотипах. Маленькому мальчику мы говорим, что мужчины не плачут, учим его быть стойким, смелым, запрещаем жаловаться и ныть, поощряем его активность и стремление рисковать. Родители начинают рисовать в своих мыслях картинку будущего для ребенка еще до того, как тот появляется на свет.

На тренингах я иногда показываю участникам картинки детей, на которых надеты шапочки разного цвета: голубая и розовая. Я прошу рассказать, кем малыш будет в будущем. И этим гипотетическим детям предлагают два совершенно разных сценария. Ребенок в розовой шапочке почти всегда получает роль матери и жены. А вот малыш в голубой чаще всего лидер, успешный человек (космонавт, бизнесмен или президент), защитник – складывается ощущение, что в нем вообще нет человеческой составляющей.

И люди в таком же ключе будут воспитывать своих детей, закладывая те же принципы. А эти дети воспитают своих детей. И так будет продолжаться из поколения в поколение.

Стереотипы поддерживает и наша система образования. К сожалению, в школах до сих пор есть уроки, разделенные по полу детей: «обслуживающий» труд для девочек и «технический» труд для мальчиков. А разве мальчику не нужно знать, как приготовить себе яичницу или пришить пуговицу?

Искусственно создается разделение на мужские и женские способности и навыки, занятия, выбор профессии и гендерной роли.

В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ ТОЖЕ ЕСТЬ ДАВЛЕНИЕ СО СТОРОНЫ ЖЕНЩИН?

– Конечно, женщины тоже полны гендерных стереотипов. Часто у них сформированы определенные ожидания от партнера: он будет водить в ресторан, платить за поход в кино, покупать новую одежду, подвозить на машине и осыпать подарками, а потом женится и будет зарабатывать, а я буду сидеть дома и ходить на маникюр.

Посмотрите, в интернете полно «курсов стерв», которые учат, как быть умной, чтобы прикинуться дурочкой, как сделать так, чтобы ни за что не платить, как найти идиота, который будет содержать до конца жизни. У девушек иногда складывается представление, что мужчина – это банкомат и вибратор.

А мужчин на курсах пикаперов учат снимать «телочек», распознавать «динамо» и уходить от обязательств. Вообще, гендерный мусор позволяет так называемым «тренерам» и «коучам» зарабатывать на нас большие деньги.

Я намеренно утрирую, приводя радикальные примеры, еще и потому, чтобы показать ригидность и даже убогость таких представлений. Несмотря на стереотипы, я вижу, что в поколении миллениалов гораздо больше эгалитарных установок и отношений между партнерами, чем было 20-30 лет назад.

КТО РЕШАЕТ: РОЖАТЬ ИЛИ НЕ РОЖАТЬ?

– Конечно, у мужчины есть право голоса в вопросах отцовства. И хотелось бы, чтобы женщины прислушивались к партнерам в этих вопросах и не манипулировали фактом беременности.

Но в вопросах сохранения или прерывания беременности у женщины всегда будет как минимум на один голос больше. Это ее тело будет необратимо меняться, ее будут мучить гормоны, она будет испытывать боль при родах и кормить грудью.

Это уникальный женский опыт, который мужчине недоступен в принципе. Поэтому у нее здесь больше прав. И поэтому меры по защите женщин во время беременности и родов не являются дискриминацией в отношении мужчин.

А ЕСЛИ РАЗВОД?

– Нужно признать, что браки иногда распадаются: пары разводятся, и приходится решать, с кем будет жить ребенок, как он будет общаться со вторым родителем. И в большинстве случаев дети остаются с матерью.

Если договориться у бывших супругов не получается, приходится обращаться в суд и добиваться решения. И там приходится доказывать, что мужчина – ответственный, как папа готов ухаживать за ребенком и делать все условно не хуже матери.

Люди ведь расстаются и перестают быть партнерами по жизни, но они не перестают быть родителями. Если посмотреть на данные переписи населения 2009 года, неполных семей, где с детьми остается мать, в 13 раз больше, чем неполных семей с отцами.

Но мужчинам нужно помнить, что можно и нужно доказывать в суде свое право воспитывать ребенка. И эти дела не безнадежны: есть масса положительных решений в пользу мужчин. Правда, наравне с правом быть родителем есть и обязанность платить алименты.

Бывают, конечно, случаи «подложного родительства». Если женщина точно знает, чьего ребенка она родила, то мужчина не всегда в этом уверен. Иногда случается такое, что мужчины воспитывают не своих биологических детей, не давая на то согласия и пребывая в неведении.

Есть доступное решение – генетическая экспертиза. Женщина может воспринять это как оскорбление и недоверие. Но мужчина просто имеет право знать.

ЧТО ВООБЩЕ ДЕЛАЕТСЯ В БЕЛАРУСИ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ПРАВ МУЖЧИН?

– Это большая проблема. Вот вы пришли ко мне и спрашиваете у меня о правах мужчин. Хотелось бы, чтобы об этих аспектах говорили сами мужчины от своего имени. Нужно, чтобы у нас были мужские организации, сейчас их очень мало. Нужны хотя бы просто мужчины, которые смогли бы сказать: «Да, у нас есть проблемы».

Новый государственный гендерный план имеет несколько мероприятий, направленных на заботу о мужском здоровье. Также планируется введение отцовского отпуска по уходу за ребенком, что позволит не только помочь мамам в декрете, но и самим мужчинам стать ближе к своим детям. «Гендерные перспективы» выступают экспертом в программах по развитию папа-школ. Но этого явно недостаточно. На такую страну, как наша, таких инициатив должно быть намного больше.

Конечно, не нужно защищать свои права путем унижения других. Это касается как мужчин, так и женщин. Есть радикальные феминистские группы, которые не поддерживают диалог с мужчинами.

На индивидуальном уровне нам всем лучше всего начать с себя – как женщинам, так и мужчинам. Задуматься и рефлексировать, насколько нам комфортно в своей гендерной роли. А еще важно понять: эта роль моя, потому что я так хочу? Или потому, что так поступают «настоящие» мужчины и женщины и это «правильно»?

Если в этой роли комфортно – нет никакого конфликта, никаких проблем, тогда и партнера лучше выбирать такого, который разделяет ваши взгляды. А если гендерные представления вас ограничивают, у вас есть право жить по-другому.

CITYDOG.BY