07 августа 2018

В нашей культуре женщины демонстрируют два выраженно гендерных типа поведения. И оба проигрышные. Самая частая ошибка, которую так любят совершать все взрослые, — калибровка по себе. Люди устроены таким образом, что оценивают события, факты и особенно других людей исходя из собственного опыта и чувств.

Ну и, конечно, приписывают другому вкусы, повадки и наклонности, которые имеют сами. Масса конфликтов — от семейных до международных — возникала и возникает именно из-за этой распространенной погрешности восприятия. 

коллегиПри этом женщинам, как существам более эмоциональным, свойственно острее переживать несовпадения их проекций с фактическим поведением подопытных. С другой стороны, именно эта эмоциональность приводит к тому, что женщины чаще, чем мужчины, стараются подстраиваться под «другого» во взаимоотношениях — порой в ущерб себе. Но засада состоит в том, что даже подстраиваясь, жертвуя своими желаниями, мы продолжаем калибровать поведение другого человека по себе — и часто ожидаем любви или хотя бы благодарности за свою жертвенность там, где ее не предполагается. Однако к любви (приязнь, в нашем конктексте, не эротическая часть любви) может привести множество разных чувств, кроме чувства благодарности. Человек устроен так, что ощущение того, что он кому-то чем-то обязан, является для него бременем, ношей, негативной мотивацией к действию, а отнюдь не побудительным мотивом к стремлению облобызать благодетеля.

Это правило настолько не имеет исключений, что в части культур — как мне рассказывали знатоки арабских стран — человека могут казнить за несвоевременное обращение за помощью к влиятельному лицу, особенно если этому лицу было неловко в помощи отказать. Сложности и нюансы человеческого общения налагают свои ограничения на организационное поведение — особенно если задействован гендерный фактор (женщина в коллективе мужчин или мужчина в коллективе женщин). Но эти ограничения порой становятся еще более неочевидными и потому требующими конкретных знаний, если вы работаете в международной команде.

У профи нет гендерных признаков

Мне доводилось несколько лет работать в программе Leadership International, созданной сразу после принятия концепции Sustainable development инициативной группой при ООН (с финансированием фонда Рокфеллера). Программа объединяла более 100 стран, из каждой было порядка 10 участников. Задача была связана с разработкой программ развития для разных стран и территорий, где тема устойчивого развития была особенно актуальна. Участники были представителями различных профессий — специалистами в области госуправления, бизнеса, медиа, экологии, образования и так далее. Команды из разных стран на встречах переформировывались в международные так, чтобы внутри одной группы было не более двух представителей из одной и той же страны или региона. А далее всем надо было быстро, эффективно и сообща работать. Вот тут-то и начиналось самое интересное с точки зрения поведения: профессионально все участники были высокого уровня, но каждый конечно же нес в себе все особенности культуры и привычек тех территорий, откуда прибыл. В российской культуре, например, до сих пор женщины (несмотря на большое представительство во власти и в управлении компаниями) демонстрируют два выраженно-гендерных типа поведения.

Первый — подчеркивание своего пола в поведении, выборе одежды, объема используемой косметики, а главное — в требованиях к поведению противоположного пола. Из серии: «Я — девочка, поэтому ко мне должно быть отношение как к девочке, независимо от контекста встречи».

Второй — подчеркивание своего сходства с противоположным полом: в одежде, в грубоватой лексике, в агрессивном поведении. Тут уже просыпается: «Я — не девочка, и я вам всем сейчас задам!»

Обе тактики ошибочны даже на сцене ибо погружают актрису в однообразие репертуара. А уж во всех остальных сферах такое поведение приведет к поражению рано или поздно. Почему? Потому что гендерная роль — внутрисемейная, связанная с воспроизводством своего биологического вида. И только. А бизнес, госуправление, образование, медицина — да любая профессиональная ипостась — требует исполнения профессиональной роли. Профи не может иметь пол — просто потому, что это задаст определенные ограничения в профессиональном саморазвитии.

Вот это отличие в гендерности и не гендерности профессионального поведения и было самым сложным в работе с международной командой. Более того, к моему удивлению, российская часть группы оказалась даже более гендерно-ориентирована, чем представители Азии и Африки. У представителей этой части планеты в то время дамы боролись всего лишь за равные права с мужчинами, в то время, как российской аудитории дам было свойственно в дневное время настаивать на том, чтобы быть мужчинами — но как только споры начинали принимать активный характер, часть дам тут же переходила в ипостась «а я вообще — девочка» — и представители других стран впадали в когнитивный диссонанс.

ООН рекомендует

Напомню, что никого в этой программе не отбирали в дипломатических академиях, поэтому поведение было совершенно проективным — из той среды, откуда люди прибыли. Чем ближе профессиональная область была к рациональной ипостаси: медицина, производство, экология, тем более последовательным было поведение в группе. Чем ближе к эмоциональной — медиа, искусство, образование, тем чаще возникали такие когнитивные внезапности. Организаторы довольно быстро поняли, что имеет смысл столь разных людей чуть обучить некоему общему этикету, чтобы убрать возникающие поведенческие разногласия.

Правил было не очень много, приведу в пример пять самых нейтральных и отмечу, что правила эти тогда помогли и до сих пор работают:

— Смотреть на человека «в упор» нельзя ни при каких обстоятельствах. Надо коротко взглядывать на доли секунды, улыбаясь при этом (ну или просто доброжелательно, если тема не предполагает улыбок). Взгляд в упор — угроза. Даже если вы не имели в виду ничего обидного, а откровенно восхищены нарядом собеседника, например. Он воспримет ваше любопытство как агрессию и уйдет от контакта либо начнет защищаться, или будет нападать сам.

— Входя в комнату, надо поздороваться — даже если вы женщина, а в комнате сидят только мужчины. При этом мужчины могут не вставать. Если вы — не королева Великобритании.

Надо сказать, что европейские мужчины из цивилизованных стран все же делают такое движение ягодицами на стуле, типа привстал (некоторые даже встают). Это приятно, но необязательно. Речь идет о деловом общении, а не о гендерном — помните? Вот если вы зашли в комнату или кафе, а ваш развалившийся в кресле бойфренд и не пошевельнулся — тут, может, стоит что-то пересмотреть в своей жизни.

— Платит тот, кто был инициатором встречи outdoors (в ресторане или кафе). Общий сбор «после работы» — все платят или поровну или в соответствии с индивидуальным счетом.

Это уже привычное нам всем правило имеет в Греции забавный оттенок: если незнакомый мужчина угощает вас чашкой кофе, бокалом вина, мелким десертом, вы можете принять этот дар, если хотите, и это вас ни к чему не обязывает. Но если вы в ответ заказали чашку кофе, вина или что-нибудь еще — оппаньки, вы согласились на серьезное продолжение отношений на этот вечер.

— Использовать декоративную косметику, духи и одеколоны на деловой встрече не этично. Этим вы как бы заявляете свои права на общую территорию. В ООН на входе в правилах висит запрет на использование духов с сильными запахами, сама видела.

Но пахнуть собой натуральным, а не искусственной свежестью считается уж совсем низким хамством. Вот и выкручивайся!

Помню как одному парню из России статусная дама заявила: «you stink!» И это было, во-первых, правда, а во-вторых, в этой парадигме не она его оскорбила таким заявлением, а он ее своим резким запахом.

— Вход в разговор через small talks нужен не для того, чтобы всерьез обсудить погоду и обменяться мнениями, а для того, чтобы выработать формулу согласия. Допустим, на улице хмуро, а ваш собеседник восхитился погодой, если вы хотите дальше продолжать общение, имеет смысл сказать, что да, замечательно, что нежарко. А не вести себя как невежа, настаивая на том, что лично вам милей солнце и потом удивиться, почему собеседник на этом и откланялся.

— В разговор надо не только войти, но и выйти из него. Тоже заготовив нейтральные фразы, что вам было приятно и до новых встреч. Иногда, если собеседник не уловил, что вы им уже сыты по горло, эту фразу приходится повторить несколько раз. У англоговорящих представителей есть универсальная фраза для тех, кто приходил просить о чем-нибудь: «Thank you for coming I’ll think what I can do». Если что — эта фраза отказа, а не согласия реально что-то для вас сделать. Поэтому после нее надо уходить, по возможности улыбаясь. И уж никак не объяснять по пятому кругу собеседнику, что вам от него нужно.

— Мнение в общей беседе интересует только строго по теме и только, если о нем спрашивают. А длинные рассказы, что мол «был у меня такой случай…» оставьте старым полковникам в отставке и любителям подружкотерапии, не читавшим эту статью.

Калибровка по себе — сложный встроенный «баг». Чтобы избавиться от нее или хотя бы извлечь какую-то пользу, стоит помнить, что страстно и аргументировано вовлекаясь в спор, основанный на собственном опыте, мы не проблему решаем, а пытаемся зачем-то доказать всем вокруг, что «тоже умные». Куда мудрей бывает послушать, что собираются делать другие — и поступить максимально выигрышным образом.

www.forbes.ru