12 февраля 2020

Какие механизмы могут помочь ликвидировать неравенство в трудовых отношениях и при приеме на работу? Какие меры необходимо предпринимать для предотвращения дискриминации в сфере занятости? Что необходимо, чтобы законодательство заработало на практике? Об опыте Грузии в решении этих вопросов мы говорим с эксперткой в области уголовного правосудия и гендерного равенства, работающей многие годы в международных правозащитных организациях Моретой Бобохидзе.


Морета Бобохидзе- Морета, в Беларуси, как выявило недавнее социологическое исследование, на белорусском рынке труда отмечается высокий процент дискриминации. 85% мужчин и женщин попадали когда-либо в такую ситуацию. Ведется ли такая статистика в Грузии и как можно описать ситуацию на рынке труда в вашей стране?

- Судя по мониторингу рынка труда, которые ведут госорганы Грузии, ситуация в нашей стране стала улучшаться в последние годы. Хотя уровень дискриминации на рынке труда высок, сохраняется ощутимый разрыв в оплате труда мужчин и женщин, в некоторых секторах грузинки получают в 2 раза меньше.
Наиболее уязвимы в трудовой сфере беременные женщины, люди с инвалидностью, те, кто старше 48 лет. Кстати, дискриминация людей старшего возраста – одна из самых острых проблем в Грузии. Новое поколение молодых людей очень сильно отличаются от поколения «советского прошлого». Молодежь у нас часто получает образование за границей, многие отлично знают иностранные языки, легко работают с современными технологиями. Поэтому компании предпочитают их. Они больше востребованы на рынке труда.
Женщины чаще подвергаются дискриминации при приеме на работу. Наниматели по-прежнему часто пишут, что ищут «девушку 20-25 лет с приятной внешностью». Либо указывают, что предпочитают на должность мужчину.

- Морета, вы отметили, что несмотря на проблемы, ситуация на рынке труда в плане улучшается, уровень дискриминации снижается. С чем вы связываете такие изменения?

- Прежде всего с тем, что в нашей стране появилось антидискриминационное законодательство. В 2013 были внесены специальные поправки в Трудовой кодекс Грузии. В данный момент эта статья звучит следующим образом в документе: «Запрещена любая форма дискриминации в трудовых и преддоговорных отношениях по признаку расы, цвета кожи, языка, этнической или социальной принадлежности, национальности, происхождения, экономического положения или статуса, места жительства, пола, возраста, сексуальной ориентации, инвалидности, членства в религиозных, общественных, политических или иных объединениях, включая профессиональные союзы, семейное положение, политические или иные взгляды».
Трудовой кодекс содержит и конкретное описание прямой и косвенной дискриминации, что, безусловно, очень важно для практического применения законодательства. Закон много изменил в нашем обществе! Последние 3 года ситуация заметно улучшается.

- А как восприняли нормы антидискриминационного законодательства в Грузии? У всех ли изначально было понимание, почему такие нормы нужно вводить?

- Действительно, с пониманием и принятием новых законодательных норм вначале были проблемы. Некоторые слои населения были категорически против. Например, для церкви «камнем преткновения» стал пункт насчет «сексуальной ориентации». Некоторые группы в обществе не готовы были принять запрет на дискриминацию по политическим, религиозным мотивам. В парламенте также было немало противников закона. Но, честно говоря, у Грузии особо не было выбора, так как страна подписала Соглашение с Евросоюзом. А принятие антидискриминационного трудового законодательства было одним из важнейших пунктов этого документа. Таким образом, закон появился. А сейчас мы все наблюдаем, что он еще оказался и очень важным гарантом соблюдения прав в трудовой сфере.

- Морета, что важно выстроить в государственной системе защиты граждан от дискриминации на рынке труда?

- Безусловно, основой такой системы должно быть законодательство. У нас это Трудовой кодекс и Закон Грузии о ликвидации всех форм дискриминации. Далее - практика применения законодательства. В качестве национальных механизмом защиты в Грузии я могу назвать: суды, совет по гендерному равноправию, трехсторонний комитет по социальному партнерству, институт омбудсмена – Государственного адвоката (защитника), местные муниципалитеты, также у нас есть инспектор по защите равноправия.

Очень действенным практическим механизмом ликвидации дискриминации на рынке труда в Грузии стала система штрафов. Люди выигрывают дела в судах и получают ощутимые компенсации за нарушения своих трудовых прав.
Думаю, еще одним из важных компонентов является также анализ долгосрочного эффекта принимаемых мер в экономике и социальной жизни. Важно показывать на конкретных примерах, что, гендерное равенство - выгодно для экономики. Я всегда привожу пример транспортной компании. Пока у них были только мужчины-водители, количество аварий было довольно большим. Но как только они выровняли гендерную кадровую политику и пригласили женщин-водителей, сделали 50 на 50, то статистика происшествий стала демонстрировать устойчивое снижение количества происшествий. Почему так произошло – ответ простой. Женщины более аккуратны в стиле вождения, не гонят, больше привержены соблюдать правила дорожного движения. И подобных примеров, когда гендерный баланс среди сотрудников принес выгоду компаниям – много.

- Морета, куда в Грузии может пойти человек, столкнувшийся с дискриминацией?

- В суд, в офис омбудсмена. Думаю, большинство населения знает, как работает система и знает, какое у нас наказание за дискриминацию. Это может быть штраф, а может и уголовное дело.

- Предлагаю более подробно поговорить об институте омбудсмена в Грузии - Государственного защитника. В Беларуси такого нет. Хотя периодически обсуждается целесобразность появления омбудсмена в той или иной сфере. Что можно сказать об опыте Грузии в этом плане? Как изменилась ситуация на рынке труда с появлением такого правового механизма защиты именно трудовых прав?

- В задачи Государственного защитника (омбудсмена) в Грузии входит изучение случаев дискриминации, разработка законодательных предложений, реализация кампаний по повышению осведомленности общества, ведение базы данных о случаях дискриминации и подготовка ежегодных отчетов.
Сейчас грузинский Государственный защитник рассматривает в среднем около 200 исков по дискриминации в трудовых отношениях ежегодно. Причем 10% исков – дискриминация по полу, 8% дел касаются дискриминации из-за сексуальной ориентации.

- Как мы видим по результатам социологического опроса, сейчас в Беларуси есть проблема – довести факт дискриминации до суда. Большинство не верят, что реально что-то можно изменить. Они готовы озвучить проблему, пожаловаться… Но не предпринимать конкретных действий, подавать иски. Сталкивались ли в Грузии с подобным?

- Да, первое время мы тоже сталкивались с такой позицией. Но у нас в этом плане очень хорошо работают наши профсоюзы. У них есть бесплатная юридическая помощь. И все знают, что если твои права нарушены на работе, то нужно обращаться в свой профсоюз и его юристы, адвокаты абсолютно бесплатно это дело подготовят для суда. И ты получишь выгоду, ничем не рискуя. Поэтому и количество таких дел значительно выросло за последние годы. Люди знают, что профсоюз возьмет на себя все расходы. Если ты выиграешь дело, то работодатель выплачивает компенсацию тебе и оплачивает судебные расходы профсоюзу.
В Грузии независимые профсоюзы. Я видела конкретные дела, как они работают и поддерживают работников. Поэтому это существенная сила в нашей стране.

- А как много трудовых споров работники выигрывают в судах?

- 61% исков удовлетворяются в судах. Это, думаю, хороший показатель. Но вот тут есть такой нюанс: если это касается госкомпаний, то компенсация работнику платится из бюджета. Так что государству выгоднее принимать более активные антидискриминационные меры.

- Есть ли в Грузии законодательная страховка для человека, что у него в будущем не будет еще больше проблем с поиском работы, если он пойдет в суд. Например, у нас многие отмечают, что боятся получить ярлык «жалобщика», если будут судиться и что другие наниматели будут опасаться их брать.

- Нет, у нас это уже не проблема в Грузии. Хотя в начале также было и у нас. Но все же начались дела, люди стали получать компенсации и довольно ощутимые. Суммы были не символические, а такие, на которые можно купить дом, машину. И все поняли, что это работает, что это правильный правовой путь. Причем, нанимателей обязывали восстанавливать уволенных на работе. У нас был громкий прецедент в Министерстве юстиции. Работники ведомства судились за право быть восстановленными. И суд стал на их сторону. Мужчина вернулся на рабочее место, а женщина получила денежную компенсацию.
За последние годы мы наблюдаем увеличение количества дел в суде в связи с увольнением с государственной службы. Более чем в 2 раза. Так, с 2013 по 2017 грузинскими судами было рассмотрено почти 6 тысяч подобных трудовых споров.

Но проблемы остаются в частном бизнесе. Например, срок контракта заканчивается – работника увольняют. Без объяснений.
У нас нет Инспекции по труду. И это тоже проблема. Инспекция прекратила свою деятельность в 2006 году и этот привело к значительному увеличению смертности и травматизма на рабочем месте, в то время как никаких положительных экономических последствий мы не наблюдаем. А видим только много несчастных случаев в шахтах, на стройках.

Государство вместе с профсоюзами и НГО работают вместе над пакетом изменений, чтобы вернуться к государственному контролю за охраной труда. Сильно вмешиваться, регулировать этот сектор нельзя, но и отпустить совсем в бесконтрольное плавание – тоже неправильно.

Я бы отметила еще одну сферу, где сохраняются высокие риски дискриминации – это прием на работу. Законодательство никак не регламентирует, например, этап собеседования, правило постановки вопросов соискателю. Наниматель также не обязан обосновывать свое решение об отказе.
Трудовой кодекс Грузии не обеспечивает достаточной защиты материнства. В нем нет гарантий сохранения рабочих мест для женщины после истечения
декретного отпуска. Работодатель, например, может уволить женщину во время беременности и декретного срока, если срок трудового договора истекает.

Также необходимы изменения в законодательстве, что касается увольнений «по собственному желанию». Тысячи уволенных таким образом, многие потом идут в суд. Сейчас разрабатывается поправка в закон, по которой работодатель будет обязан указать точную причину увольнения, доказать, что это не была скрытая дискриминация и нарушение прав работника.

- Морета, спасибо за интервью!

Светлана Мацкевич